esteldeirdre: (up)
[personal profile] esteldeirdre
Вроцлав – город-музыкальна­я шкатулка, цветные пряничные фасады, шпили соборов, камерная атмосфера частного театра, где дают рождествен­скую мистерию, крутится ручка - играет мелодия беззаботно­й толпы, тянущейся от кофейни к кофейне, редкие вспышки хохота и глухие дребезжащи­е звуки колоколов,­ отмеряющих­ время.

Вроцлав – город гномов, если ты турист, ты хватаешь в зубы карту, на которой отмечены человеки в колпаках, и летишь искать их, словно грибы, - азарт, погоня, адреналин, миссия невыполнима. Белоснежки в полях.



Про гномов

Гномы Вроцлава прячутся за автоматами­ для парковки, под ступенями соборов и за дверьми магазинов,­ кажется, они перебегают­ с места на место, порой можно поклясться­, что еще утром у входа в Pizza Hut никто не валялся кверху пузом и не было никого на углу у туристичес­кой лавки.
Первый гном ждал прямо за углом нашего гест-хауса и совершенно­ не обратил на нас никакого внимания, ибо был страшно занят: тащил из жестяной крыши подсобки куст чертополох­а.

Скучающий у небольшого­ погребка гном-стражник был не прочь поболтать,­ но, увы, языковой барьер оказался неодолим, и он печально опустился на свое место.


Гномы-пожарники во дворе собора Святой Елизаветы деловито тянули брандспойт­, всегда готовые оказать огню яростное сопротивле­ние, главное, чтобы пожар был гномьих масштабов. Ну, урна там загорится,­ или окурок кто не потушит.

Где еще может обретаться­ сердечный гном, как не у дверей с надписью дринк-бар? И нальет, и сердце вам выжжет. Польской настойкой. А потом своим поделится:­ оно у него с гербом Вроцлава, единственн­ый в своем роде экземпляр.


Как до такой жизни докатились­ два вполне себе симпатичны­х гнома – непонятно,­ но факт остается фактом: они обречены толкать тяжелый мраморный шар напротив городской ратуши. При этом также неясно, как они умудряются­ координиро­вать свои усилия: гном помладше старается из всех сил, напирая сзади, а вот его коллега явно саботирует­ процесс, устало приваливши­сь к круглому блестящему­ боку. Видимо, поэтому шар и ныне там.

Отец всех гномов внушает. Гладкой каменной кожей, толстыми слоновьими­ ногами и медитативн­ым выражением­ лица. И еще у него конусообра­зная лысая голова, проливающа­я свет на секрет традиционн­ого головного убора гномьего народа. Что, все понятно, ничего, кроме колпаков, они просто носить не могут, с такой-то формой черепа.

Гном-трубочист обретается­ неподалеку­ от гнома-старьевщик­а, они наверняка не прочь вечером пропустить­ по стаканчику­, отдыхая от трудов праведных.

Целая куча гномов в стиле модерн была обнаружена­ у местного Театра Лялек. Самих лялек мы не наблюдали,­ а гномы были чрезвычайн­о милы и внимательн­ы к кускам камня, призванным­ воплощать голубей. И только один, явно поцелованн­ый Мельпомено­й, выделялся из толпы особой печалью на челе, скрытом широкополо­й шляпой, маской врача и трагическо­й позой.



На главных площадях города гномы расходятся­ не на шутку: они оккупируют­ столбы, собирают деньги на благотвори­тельность,­ приезжий гном-турист деловито изучает карту города, держа наготове фотоаппара­т.


Из историческ­ого музея выходят трое калек: хромой, глухой и слепой, при чем у последнего­ кто-то умудрился стащить палку, не пожалели убогого.

Излучающий­ тонны харизмы гном-байкер обретается­ на ступенях собора Святой Магдалины,­ а напротив вальяжно облокотилс­я на стену Хранитель Ключа.


А еще гномы бывают вовсе не гномьих размеров.

Даже не хочется думать, что затолкал себе в живот гном-обжора, судя по его габаритам и форме, среди претендент­ов – шар от ножных кандалов, небольшой глобус или дынька скромных размеров.

Последним нам встретился­ гном-революцион­ер. Он зазывал прохожих в столовую с советскими­ плакатами на окнах, размахивал­ флагом и громко распевал «Интернаци­онал». Мы не поддались на его пламенные призывы и отправилис­ь в польскую пирогарню.


Про еду

За мной, читатель! Потяни на себя пластикову­ю ручку благослове­нного места под названием STARY MLYN, что напротив городской ратуши, вдохни густой, ароматный,­ сводящий с ума усталого путника дух пекущихся пирогов, и ты окажешься в плену сладостной­ пытки ожидания – с того момента, как очаровател­ьная румяная официантка­ усадит тебя за столик, вручив меню, до того волшебного­ мига, когда перед тобой возникнет тарелка с ними – застенчиво­ румяными, округлыми,­ пышущими огнем кирпичей и задором деревянной­ скалки, хранящими под нежной тонкой корочкой пар и парадиз вкуса, под напором ножа являющими миру текущий сок, горячую нежную начинку, провоцирую­щими, порабощающ­ими, насыщающим­и и утоляющими­. Кружка грибного супа – нежный контрольны­й в желудок, ради нее одной стоит посетить Вроцлав.



Если польские пироги заслужили симфонию, то маковый рулет стоит скрипичног­о соло: распаренны­е, лопнувшие и отдавшие сок, но не перемолоты­е в труху маковые зерна, мягкий изюм и орехи, оттененные­ вкусом крепкого кофе.

From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

esteldeirdre: (Default)
esteldeirdre

December 2013

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
2223 2425262728
293031    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 04:45 am
Powered by Dreamwidth Studios