esteldeirdre: (dagger)
Утро в Париже шаблонно начинается с круассанов.
Их не делают больше нигде на свете: тонкие слои теста вздыхают от укуса, осколки шоколада тают на языке, соприкоснувшись с теплом горячего черного кофе, густой, плотный, но невесомый свежеиспеченный хлебный запах, идеально золотая корочка, рвущаяся, на грани хруста, но не жесткая. Пара ложек домашнего апельсинового джема. Сок.
Солнце еще лежит где-то под городом, кажется, сотрясает его нутро, ворочаясь, просыпаясь - и поднимая свою голову над мокрыми после дождя улицами.
Хриплый жестяной звук колокола. Ноты мимозы.
Торговцы овощами, бакалейщики и аптекари закатывают шторы на витринах.
Булки хвастаются медовыми боками, пирожные призывно мигают свежестью ягод.
Пустынный Монмартр и ленты кофейного запаха из дверных проемов. Пустые столы под навесами кофеен и погасшие фонари.
Трубы на крышах и мансарды с татуировками граффити на стенах.
Город пустынен, напряжен перед прыжком в суету, улицы дрожат натянутыми струнами, убегая к реке, принимая шаги пешеходов и первых машин.
Наконец над домами восходит солнце: потоп, расплавленное золото, радость.
Новый день умывает Париж редким грибным дождем.



Рассвет в Париже )
esteldeirdre: (dagger)
В голубых предрассветных сумерках треснул негромкий колокол - и внезапно за поворотом со мной случилось целое дерево мимозы. С горькими крупными бусинами, пальцы-ветки в пыльце, в утро льется терпкий свежий сладковатый запах.

Мне удалось увезти ее с собой, сестра вдохнула аромат с моего запястья и сказала:

"Да это ты!"

Да, это я. Не могу надышаться. Любовь.

DSC_0295
esteldeirdre: (dagger)
А в данный момент - особенно Париж.
Когда моя командировка перенеслась в третий раз и я привычно отправилась на сайт менять билеты, стало ясно, что будущая поездка будет нескучной.
Когда внезапно на втором этаже поезда, идущего в Лион, я увидела академического директора, который только что попрощался со мной в офисе, не зная, что мы оба едем в одном направлении, и купившего билет за неделю до поездки на соседнее со мной кресло, я поняла, что поездка набирает обороты.
Через пару минут сидевшая напротив француженка с милой фамилией Казанова (ударение на О, заметьте!) заговорила на беглом русском и ударилась в рассказ о том, как она, профессор археологии, ведет раскопки со своими друзьями в Баку, тут я уже натурально наслаждалась тем, что вокруг меня происходит.
Впрочем, наслаждаюсь я уже третий день подряд, все-таки добравшись до Парижа, несмотря на то, что рейса, на котором я должна была лететь, не существовало в расписании, а поезд Шарль-де-Голль-Париж исчез из природы.
Лицо города прорастает из темноты, подмигивая тусклыми фонарями, ощущения шокирующе-непривычные: первый раз в жизни знакомство происходит при свечахв столь интимной обстановке: темнеет тут рано, как раз, когда у нас заканчивается рабочий день.
Длинные очереди у кинотеатра Le Grand Rex, мужчина катит по узкой улочке с холма Монмартр коляску с младенцем, из недр которой доносится мелодичное позвякивание бутылок, уличный музыкант на ступеньках собора в очередной раз "теряет свою религию", внутри играет орган, парижане идут к причастию нескончаемым потоком, полицейские смеются вслед и кричат Spasibo, продавец в магазине ласково улыбается (Russie?) и дарит по шоколадке.
Днем - луковый суп на бульваре де Бон Нувель у ворот Сен-Дени, вечером - крем-брюле (блаженство! плюс сахарная корочка, которую можно разбить ложкой) и чай на крутой улочке, ведущей к Секре-Кер, игристое красное Kir Royal (плачьте, бедные мои руки, вам это тащить) и сыр.
Париж - все, чем он есть и должен казаться: костяная шкатулка Секре-Кера смотрит на лежащий внизу мигающий лего-лабиринт, Мельница медитативно кружит красными крыльями, гордо возвышаясь над рядом неоновых секс-шопов, дворцы грезят в темноте о стуке мушкетерских подков, витрины магазинов являют собой очарование абсурда пополам с прекрасным вкусом, Сена выходит из берегов, Башня переливается желтыми огнями, а сверху - синий глаз длинным лучом ощупывает окрестности.
Я сижу в маленькой комнатушке в сердце Лиона с деревянными балками на потолке: перекошенные ставни, душ прямо рядом с диваном, напротив - плита, в изголовье - микроволновка, я по уши заполнена умопомрачительными канапе, штормовым ветром, тревогой и банальным тонким очарованием Франции.
Bonne nuit, mes amis, Bonne nuit et fais de beaux rêves.
Полночь в Париже )

Profile

esteldeirdre: (Default)
esteldeirdre

December 2013

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
2223 2425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 07:56 pm
Powered by Dreamwidth Studios